Андрей Джорогов

Пешком до Дальних Зеленцов финал. Там за Туманными. Посёлок Туманный, Серебрянское водохранилище.

Начало.
Предыдущая часть.

За ночь погода выплакалась, успокоилась и утро встретила в благостной безмятежности. Она вкрадчиво шептала: «Ну зачем вам уходить? Останьтесь на денёк. Смотрите, как тут хорошо!» И ласково поглаживала обветренные лица еле заметным тёплым ветерком. Умопомрачительный пейзаж уносил взгляд в безбрежное тундровое море, чуть тронутое рябью небольших сопок. Внизу, в озёрах плескалась рыба, а прямо под ногами синел спелой ягодой черничник. Ну как тут уйдёшь?

Collapse )
Андрей Джорогов

Пешком до Дальних Зеленцов 16. На берегу очень дикой реки. Олёнка.

Начало.
Предыдущая часть.

«Та-та-та-та!!!» – прогремело совсем близко.
- Что это? – встрепенулась Юля.
- Очередь из автомата Калашникова – уверенно ответил я. Как никак, за плечами десятки просмотренных боевиков.
- Пограничники?
- Нет.
- Почему?
- Не по уставу. Уставная короткая очередь – два выстрела, длинная – три. У военных это на рефлексах, их за каждый патрон дрючат. Было четыре выстрела. Это не они.
Приятно вот так снисходительно, с ленцой, травить слова тоном матёрого спецназовца. Никогда не знаешь где пригодится школьная НВП.
- А кто тогда?
- Ну, либо браконьеры, либо чеченцы. Помнишь, ребята из «Волнушки» говорили, что они реку охраняют? Но браконьеры не станут очередями лупить так близко от погранзаставы, там наверняка услышат. Да и автоматы у них вряд ли. Остаются чеченцы.
- То есть, чеченцы где-то рядом палят из автоматов...
- Да. Не волнуйся, чеченцы знают толк в автоматах, это же часть их национального костюма. Может им пострелять, как «Спокойной ночи малыши» посмотреть. Не засыпают без этого. Всё нормально, спи.
- А, ну ладно... Тогда Спокойной ночи!
- Спокойной...

Отличное могло быть начало для триллера. Отдалённое место, беспечные туристы, выстрелы в ночи... Но это в Голливуде. А в мурманской тундре мы просто поуютнее устроились в тёплом спальнике и спокойно проспали до утра.

Всё-таки, мирная жизнь расхолаживает своей иллюзией безопасности. Лет двадцать назад, наблюдал я один любопытный эпизод. Псковская область, отдалённая (очень отдалённая) деревня. Жители, в основном пожилые, заставшие войну люди, ждут автолавку. Все нарядные, автолавка – событие, чинно сидят на лавочках у дороги, беседуют. Солнышко светит, птички поют, полнейшая пастораль. Вдруг из ближайшего дома выскакивает местный алкаш и орёт: «Ложииись!!! Немцы, гады, хату заминировали!» И на слове «ложись» (оно было самым разборчивым), все эти степенные старички и старушки мгновенно, без слов, падают в дорожную пыль. А кое-кто даже успевает скатиться в кювет. На ногах остались только парочка местных помоложе. Ну и я. Стою столбом, оторопело разглядываю опустевшую улицу и испытываю острый когнитивный диссонанс. Тут молодые, конечно, давай ржать, старички – материть алкаша, а я подумал: «60 лет с войны прошло, а рефлексы у тех, кто её застал, не ослабли. А если бы реально рвануло, кто бы из нас выжил?» В такие моменты начинаешь особенно ценить возможность быть беспечным.

Collapse )
Андрей Джорогов

Пешком до Дальних Зеленцов 15. За пределы Ойкумены. Гаврилово, Дальние Зеленцы.

Начало.
Предыдущая часть.

Обычно, после особо яркого приключения краски мира на время блекнут, как после вспышки фотоаппарата. То есть, краски-то остаются прежними, но мозг задирает планку «офигенности» и, какое-то время, вполне даже прикольная действительность кажется ему серой и банальной. «Но не до такой же степени!» – подумал я, выбравшись утром из палатки и узрев вокруг равномерно серый фон. Природа сочла, что вчера впечатлила нас достаточно, можно и отдохнуть, укрывшись толстым невесомым одеялом. Может и к лучшему. Этот туман, как глоток воды после изысканного блюда, перезагрузит мозговые сосочки и вкусовые извилины. Раскроет их для новых впечатлений.

От озера Купального до Гаврилово тянется ровная заболоченная долинка. Тропа вдоль сопок сырая, но Юля смело топала по ней в своих новых резиновых сапогах. А я и так не надеялся сохранить ноги сухими, так что мы довольно быстро дохлюпали до места старинного становища. Навигатор чётко показывал – вот он берег и Гаврилово на нём, прямо здесь. Глаза же не видели ровным счётом ничего, кроме мха под ногами и чего-то серого со всех остальных сторон. Экскурсия в стиле Малевича. Только квадрат не чёрный, а серый. Представляйте на нём сами, что хотите. Так, конечно, тоже можно, но хотелось-то посмотреть древние руины. Покрутившись несколько минут, уже собрались уходить, как туман неожиданно сжалился и капнул чуть-чуть проявителя.

Гаврилово

Collapse )
Андрей Джорогов

Пешком до Дальних Зеленцов 14. Не зная броду. Река Воронья.

Начало.
Предыдущая часть.

Юридический язык сложен и малопонятен для неспециалиста, но есть два официальных термина, которые восхищают своей лаконичностью и глубиной сакрального смысла. «Неизбежные на море случайности» и «Действие непреодолимой силы». Наверное, сам Бог вписал эти фразы в словарь, чтобы самонадеянные «цари природы» не забывали, как ничтожны их силы и смешны грандиозные планы, в сравнении с мощью судьбы и стихии. Помнить об этом весьма полезно для правильного понимания своего места в этом мире.

Collapse )
Андрей Джорогов

Пешком до Дальних Зеленцов 13. Опасовские озёра, Песчанка и ещё один мишка.

Начало.
Предыдущая часть.

На прощание Териберка всплакнула дождиком. У нас же грустить не получалось, неудержимо тянуло в тундру. Сентиментальная часть сознания всё ещё мечтательно распевала где-то там про «...город будет, саду цвесть, пока такие люди...» Но привычная мизантропия уже вернула бразды правления в свои мозолистые социопатические руки и проворчав: «Какими бы хорошими люди ни были, без них всё равно лучше!», дала команду на выход. Наплевав на дождь и плохую видимость, мы быстренько собрали палатку, приятные впечатления и через опустевший после выходных пляж, вышли на «знаменитую» Газпромовскую дорогу.

Териберка пляж

Collapse )
Андрей Джорогов

Пешком до Дальних Зеленцов 12. Железные люди Териберки.

Начало.
Предыдущая часть.

Известно, что восприятие произведений искусства зависит от настроения зрителя даже в большей степени, чем от содержания самого произведения. Думаю, то же можно сказать и о людях, местах, городах и, вообще, почти обо всём. Было забавно наблюдать смену «эмоционального светофильтра» в собственном сознании. Только что мы в поисках Почты носились по этим улочкам меж типовых панелек, не находя в них ничего привлекательного и раздражаясь от отсутствия табличек и вывесок. Но «катарсис» у закрытой двери и последовавшее «благополучное разрешение» сменили серые очки на розовые, или, скорее, на оранжевые. Из здания Почты мы вышли совсем в другую Териберку. Где дома не такие уж и типовые, а забавно разноцветные, а отсутствие табличек это аутентичная фишка, мол – тут все свои, зачем им вывески. Центральную часть посёлка занимают школа, музыкальная школа и детский сад. В окружении всего нескольких пяти- и трёхэтажек они кажутся непропорционально большими. Даже кареты скорой помощи тут не обычные микроавтобусы, а полноприводные «Патриоты» с увеличенным салоном. Пара таких стояла во дворе одного из зданий, видимо, фельдшерского пункта. Они бдительно смотрели вдаль своими брутальными фарами, силясь разглядеть в бескрайней тундре, кому там срочно нужна помощь.

Первым зданием, мимо которого мы прошли, выбравшись из тундры, была церковь.

Церковь Иконы Божьей Матери Тихвинской

Collapse )
Андрей Джорогов

Пешком до Дальних Зеленцов 11. Губа Долгая и Почтовая гонка.

Начало.
Предыдущая часть.

Говорят – счастливые часов не наблюдают. Скажу больше – некоторые и в днях умудряются потеряться. От избытка счастья, наверное. Да и зачем, собственно, следить за этим в тундре, где дни от ночей не сильно-то отличаются, не то что друг от друга. Однако, вот, понадобилось. Утром, собирая изрядно потяжелевший рюкзак (+4 литра морошки и 3 с гаком кг тубус с удочками) я порадовался, что до Териберки с её почтой осталось всего два дня пути. И тут Голос Разума, последнее время не часто баловавший нас своим вниманием, ехидно поинтересовался – а знаю ли я какой сегодня день недели? Или думаю, что Почта России работает без выходных? Под ложечкой шевельнулась змея нехорошего предчувствия.
Попытки вычислить текущий день результата не дали. Логические части наших с Юлей мозгов, не востребованные с самого начала путешествия, сладко спали и, в ответ на все вопросы только всхрапывали и глубже кутались в мозговые оболочки. Наконец, уставший наблюдать за этим Голос Разума снисходительно процедил: «Дебилы... Телефон включите!»

Разумеется, оказалось, что сегодня пятница. Змея предчувствия заинтересованно подняла голову. Однако, завтрак её немного успокоил.

Collapse )
Андрей Джорогов

Пешком до Дальних Зеленцов 10. Климковка, Малооленье и Куропачье озеро.

Начало.
Предыдущая часть.

Не смотря на кажущуюся пустынность, в тундре почти всегда можно найти пару сухих веточек для небольшого костра. Не в этот раз. И было кустов не густо, да и те промочил ночной дождь. Стоило позаботиться о дровах заранее, ещё вчера, но после ужина на турбазе мозг оказался не в состоянии думать о хлебе ненасущном. Вот всегда он так. Сначала ленится, считая видно, что блаженная сытость будет длится вечно, а утром, как ни в чём не бывало, требует завтрак. Сердится сам на себя, клянётся, что в следующий раз будет умнее... Увы, не будет. Это он пока бодрый и голодный такой умный, а будучи сытым и утомлённым, превращается в бесполезный серый кисель, способный думать только о сне. Так что всё повторится ещё не раз. Завтрак пришлось готовить на сухом горючем.

Collapse )

Андрей Джорогов

Ко Дню Победы 2021. Трава, трава у дома...

Это Аночка (Анна Александровна Жуковская) и я в самый разгар своего счастливого советского детства.
Это Аночка (Анна Александровна Жуковская) и я в самый разгар своего счастливого советского детства.

В этот день хочу опять вспомнить свою прабабушку Аночку, про которую уже писал в прошлом году. Но вспомнить не её рассказы о войне и жизни в блокадном Ленинграде, а то, что когда при ней, получавшей пенсию 24 рубля в месяц, кто-то начинал жаловаться на жизнь, она всегда говорила: «Что ты, что ты, не гневи Бога! Мы сейчас так хорошо живём! Вспомни как в войну было…» И все замолкали.  

Она умерла, когда мне было 13 лет. Но слова эти глубоко засели. И сейчас, когда слышу, как кто-то ноет, что невозможно стало жить, страну про..али, бизнес душат, продукты в магазинах «не такие» и т.п., а потом садится в «дешёвенькую» иномарку и едет в свою «убогую» отдельную квартирку в новостройке, толкаясь два часа в пробке с такими же бедными и несчастными жертвами «нелёгкого» времени, всегда вспоминаю Аночку. Как она однажды сказала маленькому мне: «Смотри Андрюшенька, вон какая трава на газоне густая! И никто её не рвёт. А в блокаду мы её всю съедали. И так это было вкусно!»

Повезло, что хоть в детстве, но застал время, когда тост «Чтобы не было войны!» произносили люди, которые эту войну видели. Произносили на каждом застолье и всегда искренне. И никому не приходило в голову клеить на машину «Можем повторить!».

С Днём Победы всех! 

И… Чтобы Не Было Войны!


P.S.

Collapse )